Юлия Чудинова: «На наших тренажерах-симуляторах ежедневно обучается 12 тысяч человек»

16:56, 28 июля

Использование виртуальной реальности в секторе B2B в последние годы росло впечатляющими темпами. Однако в отличие от глобальных игроков, которые фокусируются на VR-решениях для потребителей, в России преобладает разработка VR/AR-технологий для бизнеса. По данным KPMG, 21% компаний уже активно внедряют VR-технологии для оптимизации операционных затрат. Также активизируется спрос со стороны промышленных предприятий на обучение сотрудников с использованием VR/AR-решений и тренажеров-симуляторов. Об изменениях на рынке EdTech и применении инновационных технологий для безопасного и эффективного обучения по рабочим профессиям редакция INNOVATIONS поговорила с генеральным директором компании SIKE Юлией Чудиновой. SIKE более 15 лет создает 3D/VR тренажеры для изучения устройства оборудования и подготовки по ряду рабочих профессий, а также 2D тренажеры для подготовки операторов технологических установок.

— Как вам пришла идея заняться инновационными образовательными технологиями и сфокусироваться на рабочих профессиях?

— Можно сказать, что «звезды сошлись». 17 лет назад я пришла работать в компанию SIKE будучи еще студенткой. Через год мне предложили принципиально новый для нашей компании проект — разработать тренажер для подготовки технологического персонала одного из наших клиентов — крупного металлургического предприятия. Мы сделали один тренажер, затем другой, третий. Так появился сначала отдел по разработке тренажеров, затем направление, и далее мы выделились в отдельную компанию.

Сфокусировались именно на рабочих профессиях, потому что 15 лет назад уже было много решений для подготовки «белых воротничков». А вот по рабочим профессиям практически ничего не было. Но ведь их тоже надо учить. И это большая ответственность: выплавлять металл, производить нефтегазовые продукты, в целом управлять технологическими процессами и отвечать за качество продукции, обеспечивать бесперебойную работу оборудования. Поэтому для нас это интересная и социально значимая задача — разрабатывать обучающие решения, которые позволяют качественно готовить технологический и обслуживающий персонал.

— Сколько рабочих профессий вы уже охватили и сделали для них тренажеры-симуляторы и электронные курсы?

— У нас есть два крупных направления деятельности. Это производство тренажеров и курсов — как готовых решений, так и разработка на заказ.

С точки зрения готовых «коробочных» решений в настоящее время у нас охвачено более 100 профессий, в том числе с учетом специфики различных технологических агрегатов и процессов. В основном это металлургия, нефтегазовая отрасль, рабочие профессии из топ-50.

По заказным решениям уже не считаем. В нашем арсенале есть тренажеры и для самолетостроителей SSJ 100, и для диспетчеров судов на внутренних водных путях, и автомехаников по ремонту электромобилей. Мы делаем разные тренажеры для многих отраслей.

Также могу отметить, что у нас есть и сквозные решения, которые важны для различных профессий, например курсы по направлению охраны труда и промышленной безопасности.

— Ваша компания на рынке образовательных технологий более 15 лет. Как за это время изменился спрос на инновации в сфере образования?

— Если смотреть глобально на все эти годы, то я бы хотела отметить следующее. Ранее производственные компании использовали современные технологии для подготовки технологического персонала. Сейчас компании начинают внедрять инновационные технологии и для подготовки обслуживающего персонала, например, гидравлики, электрики, механики и прочих, а также для общих направлений, таких как «Строповка грузов», «Работы на высоте».

С точки зрения учебных организаций мы видим изменение в распределении денежных средств. Ранее предпочтения отдавались в основном оборудованию для подготовки студентов по направлениям WorldSkills. В последние годы все больше учебных организаций начинают понимать преимущества использования тренажеров, курсов и других инновационных образовательных технологий в обучении студентов. Появляется все больше возможностей для приобретения обучающего программного обеспечения: выделяются отдельное финансирование, бюджеты на данные статьи.

— Какие тренды сейчас вы наблюдаете в EdTech?

— Мы работаем в основном с двумя секторами. Это компании, в том числе производственные, и образовательные организации. Начинали мы именно с крупных производственных компаний, для которых всегда было главным, чтобы тренажеры были сделаны максимально реалистично и эффективно, а электронные курсы — максимально интересно и полезно.

Во многом именно производственные компании — наш главный двигатель развития, создания принципиально новых продуктов, направлений и фишек. Они могут позволить себе разработку таких эксклюзивных продуктов, чего не скажешь о большинстве. Поэтому мы начали создавать готовые «коробочные» решения, в которых применяем все лучшее, интересное и самое эффективное, что уже знаем и умеем. Таким образом мы переносим тренды корпоративного обучения в образовательные организации.

При этом параллельно существуют и тенденции в образовательных организациях по поводу, например, онлайн-курсов: форматы, принципы построения. Однако наша компания придерживается требований, которые предъявляет именно корпоративный рынок, так как такой подход позволяет держать высокую планку.

Также стоит отдельно отметить тренд, что разработчики развлекательного, презентационного и рекламного контента начинают делать тренажеры по рабочим профессиям. Проблема в том, что красивая картинка — это лишь небольшая часть тренажера. Главная ценность тренажера — сформировать правильные навыки поведения в различных ситуациях, а для этого важно понимать производственные нюансы, задачи, проблемы. Важную роль играет и умение разговаривать с экспертами на одном языке. А когда у компании нет нужных компетенций, то зачастую получаются достаточно неудачные решения. Например, сейчас можно найти в интернете множество тренажеров по направлениям «Стропальщик», «Работы на высоте» и другие. Когда мы смотрим на эти тренажеры с учебной точки зрения и с точки зрения решения профессиональных задач, то зачастую хочется плакать.

— Каждый тренажер-симулятор создан для отработки определенных навыков, но не обучает профессии полностью. Планируете ли вы создавать виртуальные курсы, которые смогут заменить всю программу очного или заочного обучения по конкретной профессии?

— Когда мы начинали свой путь, мы действительно делали конкретные тренажеры для конкретной должности, то есть не по профессии как таковой. Нужно было сформировать правильные навыки ведения технологических процессов в различных ситуациях на конкретном рабочем месте. Например, сталевар дуговой сталеплавильной печи №1 предприятия N или разливщик слябовой машины непрерывного литья заготовок №3 предприятия S. Данной концепции мы придерживались около 5 лет.

В тоже время мы не только разрабатывали тренажеры, но и наблюдали, как они используются. По результатам опросов и исследований, мы сделали вывод, что одних тренажеров недостаточно, необходима еще и теоретическая подготовка.

Поэтому следующим шагом стала разработка комплексных решений для подготовки персонала, которые включали в себя 3 ключевых этапа в подготовке. Это теоретическая подготовка, изучение устройства технологического оборудования, а также формирование и отработка правильных навыков ведения технологического процесса в различных производственных условиях. Либо выполнение других производственных задач в зависимости от профессии.

В тоже время, анализируя рынок, идеи и запросы наших клиентов, мы понимали что надо двигаться дальше — разрабатывать комплексные решение, позволяющие осуществить подготовку студента в целом по профессии. Сейчас мы идем по этому пути.

— На ваш взгляд, смогут ли виртуальные тренажеры полностью заменить работу преподавателя, а также всю программу очного или заочного обучения?

— Я считаю, не стоит этого делать. Не стоит преуменьшать важность преподавателя в учебном процессе. На это есть две основные причины. Первая — преподаватель всегда поможет разобраться в непонятном вопросе. Вторая — реальные производственные процессы — это не линейная четкая последовательность. Есть много факторов, которые надо учитывать, знать, предвидеть, чувствовать во время выполнения определенных задач, например, при выплавке металла. И каким бы хорошим ни был тренажер, он не объяснит всех этих нюансов. Тренажер позволит потренироваться, а грамотный преподаватель должен пояснить, почему мы не получили нужный результат, например, нужную температуру или содержание примесей в металле. И тогда совместно с преподавателем можно поэкспериментировать на тренажере, изучить, как наши действия или бездействие влияют на результат. И только через такую совместную работу приходит понимание сути происходящих процессов и важности своевременности выполнения тех или иных операций, осознание возможных последствий при допущении критических ошибок.

Все это мы видим у наших клиентов. Там, где наши решения используются под руководством преподавателя, ученики получают более высокие результаты на выходе. Поэтому я бы призвала не идти по самому легкому пути и не уводить все в виртуальное пространство, в том числе в дистанционное и самостоятельное обучение. А в конкретных случаях решать, какие темы изучать онлайн, а какие с преподавателем.

Юлия Чудинова

— Есть ли у вас данные из учебных заведений или другие исследования о том, как использование тренажеров-симуляторов влияет на результаты обучения?

— Да, мы регулярно проводим исследования, интервьюируем наших клиентов. В одном из недавних опросов респонденты отметили, что внедрение тренажеров и курсов привело к следующим результатам. Позволило выполнить требования Государственного стандарта и обеспечить конкретное направление подготовки электронными обучающими системами. Обучение стало более привлекательным. Повысилось качество подготовки выпускников и их активность. Тренировки на производственном оборудовании стали безопасными, расширились возможности для проведения практических и лабораторных работ в рамках предмета. Исчезла необходимость искать дополнительную литературу и составлять задания для самостоятельной работы студентов.

Также преподаватели отмечают, что дополнительно используют наши решения для проведения научно-исследовательской и профориентационной работы, для организации курсов профессиональной подготовки и переподготовки, а также конкурсов по профессии. Например, в декабре 2021 года компания «Северсталь» провела всероссийский конкурс на лучшего агломератчика с использованием платформы и тренажеров SIKE.

По каждому из указанных пунктов можно много всего рассказать. Но я приведу только одну цитату преподавателя, которая, на мой взгляд, является наиболее важной:
«Руководители колледжей, в которых тренажеры введены в процесс обучения, отмечают, что с тех пор, как был осуществлен переход на дуальное обучение, работодатели стали отмечать качественную подготовку выпускников. Студенты приходят на производство и намного лучше ориентируются в реальных условиях. И все потому, что во время обучения они не просто видят работу оборудования, но еще и выступают в роли оператора пульта управления. Конечно, так они глубже понимают свою работу и то, почему взяли не тот режим, почему не ту скорость установили и к чему это может, в конце концов, привести».

— Помимо ссузов и производственных компаний, обращаются ли к вам центры дополнительного профессионального образования и коммерческие школы?

— Университеты и центры дополнительного профессионального образования также наши постоянные клиенты. А вот коммерческие школы, как и школы в целом, покупают у нас продукты достаточно редко.

— Что вы можете сказать о современных тенденциях в области использования онлайн-курсов?

— Часть образовательных организаций в настоящее время совсем не используют возможности дистанционного обучения, в частности онлайн-курсы. На это есть множество причин. Низкий уровень компьютерной грамотности, плохое понимание возможностей систем дистанционного обучения (СДО) и преимуществ внедрения онлайн-обучения, непонимание процесса внедрения СДО. Также можно отметить низкий уровень мотивации как преподавателей, так руководства, отсутствие ресурсов как финансовых, так и человеческих.

Часть организаций активно внедряет онлайн-курсы. Особенно активно этот процесс проходит в университетах. Но в данном случае следует отметить, что наибольшая часть контента в такой образовательной среде представляет из себя «говорящие головы» (прото видеозаписи лекций), презентации, которые больше похожи на переписанные учебники, обычные файлы, которые загружают в СДО или портал.

Зачастую главное в таких материалах — количество и объем, а не качество и формат подачи. В итоге обучающимся не только сложно работать с таким контентом, но и ужасно скучно. Получается, что сил на создание потрачено много, а степень усвоения информации низкая. Организации, у которых есть и СДО, и хорошие онлайн-курсы, пока в значительном меньшинстве.

Что делать для того, чтобы изменить ситуацию? Нет единого и простого ответа, нужен комплекс решений. Но я бы выделила один из самых важнейших факторов — в образовании должны быть люди, которые хотят и готовы внедрять все эти изменения. Можно купить дорогостоящее оборудование, программы, СДО. Но если не будет людей, которые заставят все это работать, это будут выброшенные деньги.

— Ваши прогнозы по развитию этого рынка на ближайшие 3-5-10 лет?

— Очень сложно давать какие-либо прогнозы не только на столь длительный срок, но и в краткосрочной перспективе. Коронавирус, санкции против России — все это влияет на спрос и его структуру. И иногда совершенно неожиданным образом. Например, в период пандемии мы ожидали увеличения спроса на продукты для обучения онлайн. Однако большая доля заказов тогда была на разработку офлайн-продуктов.

Также на протяжении последних лет мы регулярно слышим, что доля VR-тренажеров за 2-3 года возрастет настолько, что будет на каждом предприятии. Но время идет, а взрывного роста нет. Да, мы видим значительный рост спроса на данный тип тренажера, но он значительно ниже прогноза. При этом можно отметить, что часто выбор в сторону VR-тренажеров обусловлен модой, что может влиять на достижение бизнес-целей. VR-тренажеры подходят для определенного типа профессий и задач, но совершенно не подходят для других.

В целом можно отметить, что в последние несколько лет спрос на различные типы продуктов очень сильно отличается от года к году и зависит от множества факторов. На примере нашей статистики я не могу сказать, что есть однозначный тренд роста или падения в каких-то сегментах. Например, спрос на разработку тренажеров в 2018 году составлял 75% (от общего объема заказов), в 2019 — 33%, в 2020 — 83%, в 2021 — 36%. Соответственно скачет и спрос на готовые «коробочные» решения: в 2018 году — 25% (от общих заказов), в 2019 — 67%, в 2020 — 17%, в 2021 — 64%.

Мы ведем рейтинг самых популярных продуктов среди наших клиентов. Он тоже меняется от года к году. Например, в 2021 году самыми популярными продуктами в сегменте курсов стали: «Слесарь-ремонтник», «Первая помощь», «Правила эксплуатации сосудов под давлением». Среди тренажеров по изучению устройства оборудования (SIKE 3D Атласы): «Устройство гидравлических насосов», «Устройство электродвигателей», «Устройство запорной арматур». Среди 3D/ VR тренажеров: SIKE виртуальный тренажерный комплекс, слесарь-ремонтник промышленного оборудования «Гидравлические насосы», 3D тренажер-симулятор «Стропальщик», виртуальный тренажер-симулятор слесаря-ремонтника «Ремонт электродвигателей». Среди 2D тренажеров: «Сталевар конвертера», «Сталевар дуговой сталеплавильной печи», «Сталевар агрегата печь-ковш».
Наша компания продолжает развивать все направления. И электронные курсы для теоретической подготовки, и 3D/VR тренажеры для изучения устройства оборудования, подготовки по ряду рабочих профессий, и 2D тренажеры для подготовки операторов технологических установок.

— У вас более 600 клиентов по всему миру. Из каких они стран и что изменилось в сотрудничестве после начала СВО?

— Ключевые клиенты у нас были из России, Казахстана и Украины. Соответственно в связи с последними событиями мы полностью прекратили работу с Украиной, выжидательную позицию занял Казахстан. В тоже время резко увеличились объемы в России. Остальные страны у нас занимали незначительную долю. Пока мы не раскрываем наши планы относительно данных стран.

Также можно отметить, что в настоящее время резко вырос интерес к инновационным образовательным технологиям и их финансирование, что является ключевым моментом, как со стороны обучающих организаций, так и со стороны производственных компаний.