Российский стартап Phonendo готов запустить в серийное производство цифровой фонендоскоп для телемедицины

19:44, 7 июня

Изобретенный в начале XIX века фонендоскоп остается не только надежным и недорогим диагностическим инструментом, но и узнаваемым во всем мире символом медицинской профессии. Российский стартап Phonendo создал цифровой фонендоскоп, который позволяет слушать сердце и легкие пациента на расстоянии, в реальном времени, с объективным визуальным и аудио контролем. Для чего все это нужно и на какой стадии проект, INNOVATIONS рассказал CTO стартапа Максим Гуменюк.

– Как давно родился ваш стартап и что этому предшествовало?

– В 2007-2008 годах, когда я работал врачом акушером-гинекологом в родильном доме, то увидел, что беременных женщин направляют на обследование на КТГ-аппарат (кардиотокография), чтобы проверить сердце ребенка. В тот момент у меня родилась идея сделать приборчик, чтобы можно было слушать сердце детей в утробе, не облучая их доплеровским ультразвуковым лучом. Но тогда это было довольно сложно реализовать, да и я работал в другой сфере. В 2012 году я ушел из медицины в IT-сферу, а в 2017 году встретил единомышленников, с которыми решил воплотить свою идею в жизнь.

Мы стали обсуждать ее и решили расширить сферу применения, распространив ее на сердечно-легочные заболевания. Изучили рынок, увидели, что в США есть нечто подобное, но нашей медицине по цене не доступное. Перед нами стояла задача создать качественный, удобный и недорогой электронный стетоскоп.

Сначала планировалось, что он будет использоваться на личном приеме у врача, для очного прослушивания, но в процессе разработки мы поняли, что есть технологии, есть возможность, чтобы стетоскоп применялся для телемедицинской консультации.

– Как это выглядит на практике?

– Врач находится в Москве, а пациент во Владивостоке. Врач его видит, слышит, может руководить его действиями и получать в режиме реального времени звук со стетоскопа.

Доктор может записать интересующие его находки в звуке, эти данные могут быть сохранены, в том числе в медицинскую информационную систему (МИС). Это даст возможность анализировать эти данные другим врачам, использовать дату для обучения алгоритмов нейронных сетей и разработки решений для автоматического анализа. Но это в перспективе, а пока наше устройство передает звук “в уши врача”, усиливает его, очищает. Иначе говоря, он улучшает все то, что выдает обычный аналоговый стетоскоп с трубочкой и мембраной: в нем звук тихий, не всегда врачам все слышно.

Во время пандемии COVID-19 я еще больше убедился в спросе на созданное нами устройство. Когда я пришел к своим коллегам в родильное отделение, то наблюдал, как беременных женщин с коронавирусной инфекцией укладывали между двумя кроватями на живот. Прослушать ребенка в таком положении – это, извините за сравнение, примерно как автомеханику залезть под машину: врачу надо поднырнуть под эти кушетки.

По-другому эту пациентку не положишь. Положение на животе – единственная поза, в которой лежат люди с COVID-19, потому что только так раскрываются нижние отделы легких, и они могут дышать. Для аускультации (физический метод медицинской диагностики, заключающийся в выслушивании звуков, образующихся в процессе функционирования внутренних органов) таких пациенток один из моих доцентов сам приделал к обычному стетоскопу микрофон, который подключается к телефону. Кстати, это очень похоже на самый первый прототип нашего Phonendo. При помощи подобного цифрового фонендоскопа послушать пациентов в таком состоянии становится намного проще, ведь можно протянуть лишь руку, а не “подсовывать” ухо.

Кстати, такой прибор с усилителем еще и большое подспорье для студентов, потому что расслышать сердцебиение плода, не имея соответствующего навыка, довольно сложно. Это мастерство приобретается с опытом. Выходит, наш прибор ускоряет процесс обучения.

– И повышает качество диагностики? Какие еще преимущества дает ваше устройство?

– Да, качество повышается, ведь чем четче звук, тем больше шансов, что врач поставит правильный диагноз. Есть и обратная сторона медали. Если доктор что-то не расслышал и у него остаются сомнения, он направляет пациента на более дорогостоящие исследования: УЗИ, КТ. Наше же решение позволяет расходовать средства на медицинскую помощь более эффективно.

Еще один существенный нюанс. Сегодня аускультация — единственный метод, который нельзя никак проконтролировать. Анализы можно “подклеить”, УЗИ — записать. А вот проверить, послушал ли врач пациента или нет, во всех точках или нет, что там конкретно прослушивалось, практически нереально. В этом вопросе можно полагаться только на слова самого врача. И если вас сегодня послушал один специалист, а завтра — другой, то совершенно невозможно судить, больше стало хрипов или нет.  

Мы эту ситуацию объективизируем. Мы можем сказать, что при аускультации в историю болезни должно быть внесено четыре аудиозаписи: о прослушивании в четырех основных точках. Любой врач впоследствии может обратиться к ним и получить изначальный звук прямо с микрофона и уже со своими настройками для слуха и другими фильтрами “переслушать” ее.

Что это значит? В аналогичных зарубежных решениях сохраняется уже обработанный звук. Если врач слушал с определенными настройками, то с ними звук и сохранился. Но вполне возможно, что при этом важные диагностические моменты оказались вырезаны электроникой. И следующий врач этого не узнает. У нас это исключается. Всегда можно поднять оригинальную запись за какой-то период и сравнить с текущей.

— Что было самым сложным в реализации вашей идеи?

— Как ни странно, этап подготовки к регистрации Phonendo в качестве медицинского изделия. Это очень длительная и весьма непростая процедура. У нас она заняла 9 месяцев, в мае этого года мы получили регистрационное удостоверение. Но этому предшествовал почти год кропотливой подготовки. Дело в том, что у нас программно-аппаратный комплекс, то есть нам надо было расписать все риски, все моменты эксплуатации как для “железа”, так и софта.

— Какие инвестиции вы привлекали и откуда?

— Мы получили несколько грантов Фонда Сколково на общую сумму 7,7 млн руб. Также вкладывали собственные средства. К сожалению, потенциальные иностранные партнеры, которые хотели инвестировать в наш проект и ждали получения нами регистрационного удостоверения, впоследствии из-за операции на Украине отказались от этого намерения. Поэтому сейчас мы находимся в поиске новых заинтересантов для запуска серийного производства, продолжения патентования, изменения дизайна корпуса.

— А чем обусловлен выбор такой формы фонендоскопа?

— Мы исходили из того, чтобы человеку было удобно пользоваться им при самообследовании, чтобы он компактно помещался в руке, не выскальзывал, чтобы им можно было управлять и левой, и правой рукой. Сбоку, прямо под указательным пальцем, расположена кнопка, которой запускается запись звука. Один из наших конкурентов так и пишет в инструкции: не перемещайте пальцы вокруг стетоскопа во время записи (чтобы не создавать ненужные шумы). Это говорит о том, что форма их гаджета не самая продуманная и что пользователю как раз “хочется” пальцы перемещать, ему так удобнее. Мы этот момент предусмотрели. Если же врач осматривает пациента, то ему тоже должно быть удобно держать Phonendo.

Диаметр чаши внизу 43 мм, такой же, как, например, у профессионального стетоскопа известного американского бренда. В основе нашего решения — эргономика и экономика. Честно говоря, денег у нас было немного, времени тоже, поэтому мы не стали их тратить на то, чтобы сделать 20 вариантов дизайна, перепробовать различные материалы — к слову, один зарубежный стартап, который уже закрылся, занимался этим целый год. У нас была задача быстро реализовать концепцию и успеть пройти регистрацию до 1 января 2022 года, потому что с этой даты менялись правила получения регистрационного удостоверения на территории ЕАЭС.

Конечно, мы доработаем форму, улучшим ее, но сначала нужно довести разработку до серии. Производить наши устройства будет Елатомский приборный завод.

— Как на вас отразились экономические санкции?

— Ну помимо того, что мы остались без инвестора, увеличились логистические цепочки, выросли цены на отдельные комплектующие в 3-4 раза. Например, микроконтроллер стоил 3 доллара, а сейчас — 12. Мы закупаем их в Китае, так что проблем с приостановкой поставок я не вижу. Говорят, что некоторые детали можно заменить российскими, но в случае с медицинским изделием внесение любых изменений в электрическую часть должно отражаться в регистрационном удостоверении, что влечет дополнительные издержки.

— Во сколько вы оцениваете ваш фонендоскоп?

— Сейчас мне сложно озвучить цену, многое будет зависеть от размера серии. Но то, что нам предварительно считали производственники, — в пределах 10 тыс. руб.

Нами разработано дополнительное программное обеспечение к фонендоскопу. Оно позволяет переслушивать записи. Благодаря нему пользователь получает не “сырой” звук, а обработанный при помощи наших алгоритмов и сопровождающийся визуализацией. Это ПО, вероятно, будет поставляться за дополнительную плату, а, возможно, будет включено в конечную стоимость продукта. Время покажет. Когда пойдут заказы, мы будем анализировать, какая бизнес-модель и ценообразование “работают” в нашем сегменте лучше.

— Ваши планы до конца года?

— Сейчас мы собираем предзаказы и стараемся определить размер первой партии Phonendo. Как только найдется инвестор, а я надеюсь, что это случится в самое ближайшее время, потому что мы проводим много встреч, участвуем в отраслевых выставках, мы запустим производство и займемся продажами.