Леонид Сухих: «Система бакалавриата и магистратуры работает, нужно больше гибкости в специализации»

Доктор физико-математических наук, проректор по науке и трансферу технологий ТПУ Леонид Сухих о том, какие научные и образовательные вызовы ставит перед собой вуз и как далеко он продвинулся в коммерциализации разработок

INNOVATIONS
18.07.2022 18:55
0
Леонид Сухих: «Система бакалавриата и магистратуры работает, нужно больше гибкости в специализации»

Единственный действующий вузовский ядерный реактор в России находится в Томском политехническом университете (ТПУ). Он включен в перечень уникальных научных установок страны, здесь ведутся передовые исследования в области ядерных технологий и ядерной медицины. Это позволило вузу стать одним из ведущих российских центров разработки и производства радиофармпрепаратов. О том, какие научные и образовательные вызовы ставит перед собой вуз и как далеко он продвинулся в коммерциализации разработок, INNOVATIONS рассказал доктор физико-математических наук, проректор по науке и трансферу технологий ТПУ Леонид Сухих.

– Леонид Григорьевич, какие направления подготовки являются предметом особой гордости вуза с точки зрения подготовки кадров для инновационной экономики?

– Это направления, связанные с энергетикой, атомными станциями, химическими технологиями, нефтегазовым делом и природными ресурсами, электро- и теплоэнергетикой, а также ядерной физикой. В этих сферах научной деятельности у ТПУ хорошие результаты, и среди поступающих они высоко востребованы.

– Что вы считаете визитной карточкой вуза?

– Исследовательский ядерный реактор Томского политеха — единственный действующий вузовский ядерный реактор в России. На его базе действует единственное в стране производство дефицитного радиоактивного фосфора-32. Там же ученые получают диагностический изотоп технеций-99м. Именно ТПУ обеспечивает потребности в этом элементе клиник Сибири и Дальнего Востока. И это лишь часть проектов, в которых задействованы не только политехники, но и партнеры вуза.

В этом году Томский политехнический университет присоединится к проекту ФЯО ФГУП «Горно-химический комбинат» (предприятие ГК «Росатом», дивизион «Экологические решения») по наработке импортозамещающих радиофармпрепаратов на основе радия. Радиофармпрепараты — лекарственные средства, содержащие радиоизотопы. Их применяют при диагностике и лечении онкологических заболеваний.

Наш “конек” – уникальные образовательные программы, которые позволяют выпускать высококлассных специалистов. В первую очередь, программа магистратуры по нефтегазовой инженерии Petroleum Engineering, которая позволяет готовить специалистов высокого уровня за короткий срок. За последние 20 лет ее окончило больше тысячи человек, многие из них занимают топовые позиции в нефтегазовых компаниях. Уверены, что такие показатели связаны с тем, что мы прививаем студентам навыки системных инженеров и понимание всей цепочки создания ценности в отрасли.

Невозможно не упомянуть программу подготовки системных операторов энергосистем, которая объединяет компетенции в сфере IT и электроэнергетики и дает возможность выпускникам работать в сфере цифровизации и цифровых решений электроэнергетического комплекса. Показательный пример – программа в области ядерной физики и технологий, которую ТПУ реализует на английском языке для иностранных студентов. У университета налажена работа с территориями развития Росатома: странами Африки, Латинской Америки, Азии, студенты из этих стран с удовольствием приезжают к нам на учебу.

– Как вы выстраиваете отношения с индустриальными партнерами?

– У нас больше 250 основных индустриальных партнеров. Для семи крупных компаний мы являемся опорным университетом. В числе таких партнеров компания Газпромнефть и ее дочерние предприятия. Мы выполняем для них разнообразные НИОКР, в том числе по инновационному развитию, например, разработку и тестирование IT-продуктов, аттестацию персонала.

У нас реализована индивидуальная траектория обучения в магистратуре через систему выбора научно-исследовательской деятельности и направления специализации. Большая часть магистров и аспирантов на практику уезжают в подразделения соответствующих предприятий по всей стране.

В передовых программах ТПУ студенты во время обучения работают над проектными задачами наших партнеров. Где-то они включены в исследовательские группы в индивидуальном порядке, а где-то выполняют групповой проект. Одним из последних примеров такого партнерства является создание студенческого конструкторского бюро совместно с “Силовыми машинами”. Под руководством преподавателя студенты выполняют реальные задачи этой корпорации.

– Практикуется ли у вас целевой набор?

– Да, хотя нельзя сказать, что это очень популярная форма. Все же условия целевого набора в последнее время серьезно ужесточились как для студентов, так и для компаний, которые должны взять на себя ответственность за них на достаточно длительную перспективу.

У нас есть пример интересного кейса целевого набора “наоборот” – программа Petroleum Engineering, о которой я уже говорил. Сама программа представляет собой курс переподготовки продолжительностью 12 месяцев. По ее окончании выпускники получали диплом шотландского университета Хериот-Ватт. При поступлении они подписывали с нами договор об оплате стоимости обучения в 1 млн рублей и чуть больше – в случае прохождения геологической практики в Испании. Но уровень подготовки по программе такой, что выпускников с удовольствием принимали на работу нефтяные компании и оплачивали стоимость обучения за них.

Мы реализовывали эту программу до недавнего времени на английском языке совместно с Университетом Хериот-Ватт. Сейчас наше сотрудничество приостановлено, и мы реализуем эту программу самостоятельно. Набор студентов уже идет, есть бюджетные места. За двадцать лет мы переняли у британских коллег все необходимое и теперь даже превосходим их по некоторым моментам, можем конкурировать с ними на мировом рынке.

– Это были западные компании?

– Нет, российские: Газпромнефть, Роснефть, Сургутнефтегаз и многие другие. Фактически это было целевое обучение. Только пока студенты учились, они не были полностью уверены, что их возьмут в компании. И они сильно старались, чтобы потом успешно пройти собеседование и получить предложение о работе. К слову, в числе слушателей были как вчерашние выпускники бакалавриата, так и взрослые люди, которые закончили учебу в вузе много лет назад.

– Что делается в вашем вузе для трансфера технологий и коммерциализации научных разработок? Можете привести успешные примеры внедрения и массового производства?

– Мы гордимся нашими бетатронами – электронными ускорителями циклического типа, являющимися высокоэнергетическим источником рентгеновского излучения. Они недорогие, компактные, достаточно простые в эксплуатации. Это полностью отечественный продукт, используемый в досмотровых системах и системах неразрушающего контроля. Они хорошо зарекомендовали себя не только в нашей стране, но и за рубежом. На новом этапе специалисты Инженерной школы неразрушающего контроля и безопасности ТПУ заняли нишу комплексных систем контроля качества, которые объединяют различные физические методы и решают нестандартные задачи в приоритетных для нашего вуза отраслях, используя как классические бетатроны, так и инновационные методы ультразвуковой и тепловой томографии.

Например, ученые нашего вуза разработали систему контроля качества для литейного производства трубопроводной арматуры большого диаметра с массой задвижек до 10 тонн на Томском электромеханическом заводе, разработали систему ультразвукового контроля для термоядерного реактора ИТЭР во Франции, систему термографического контроля композитных материалов, в том числе для авиастроения.

Достаточно крупное направление – комплексы по очистке воды. В рамках программы губернатора Томской области было смонтировано более 130 таких комплексов. Фактически под каждую скважину был подобран индивидуальный состав сорбентов.

– Сейчас много говорится об отказе от Болонской системы образования и построении новой, которую должны представить уже в сентябре. На ваш взгляд, что нуждается в переосмыслении и коррекции в первую очередь?

– Мне кажется, сама система бакалавриата и магистратуры работает. Задача вузов ведь не только подготовить выпускника для работы по профессии, а дать образование, которое он потом будет применять в развития в понравившемся профессиональном векторе. Например, с базовым физико-математическим образованием студент может стать геологом, геофизиком, энергетиком, машиностроителем и т.д. А сделать из человека без теоретической базы системного инженера сложно, ему не хватит абстрактных знаний.

На мой взгляд, следует гибче подойти к разным возможностям комбинирования бакалавриата, магистратуры и переподготовки. Например, человеку с техническим образованием позволить пройти магистратуру по юриспруденции, тогда мы получим специалиста, востребованного юридической службой любого производственного предприятия. Естественно, что магистратура по юридическим направлениям для “технаря” должна быть не два года, а дольше, и она может быть изначально специализирована в одной области права.

– В этом году вы прошли обучение по направлению “Проектирование современной инженерной школы”. Так какая она — современная инженерная школа? Чем современный инженер отличается, скажем, от советского?

– У современного инженера сегодня есть так называемый “экзокортекс” – вынесенный наружу “мозг”, цифровые инструменты мышления, которые совершенно меняют работу инженера. Он расширяет его возможности, повышает требования к базовому образованию, к практическим навыкам.

Усложнились системы разделения труда, и инженеру необходимо учитывать больше контекстов, он должен видеть систему целиком. Раньше когда инженеры создавали самолет, они просто должны были сделали так, чтобы он летел. А сегодня они еще должны брать в расчет комфорт пассажира, экологическую нагрузку самолета на атмосферу и множество других факторов. Инженер должен удерживать все ограничения в фокусе.

– Какие планы вуза на предстоящий учебный год?

– Мы запускаем новые экспериментальные образовательные форматы в рамках магистратуры. Например, мультитрековую программу по химической технологии. До этого она была разделена по нескольким подразделениям, мы объединили их воедино и будем набирать студентов на пять тематических направлений и пять фокусов деятельности специалиста. В результате студент сможет выбрать один из 25 возможных вариантов подготовки в области химических технологий: полимеры, нефтехимия и многие другие. У студентов будет больше возможностей для специализации, а сама специализация будет глубже.

– Что вы считаете своей задачей максимум на посту проректора? Какой цели хотелось бы в идеале достичь?

– Задача звучит очень просто: с точки зрения научно-исследовательской деятельности стать первым университетом страны.

Комментарии